Решение Арбитражного суда Алтайского края от 10.10.2008 по делу N А03-7362/2008-18 "Налогоплательщик обоснованно включил в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, затраты по заключенному с контрагентом договору на оказание услуг по ведению налогового учета и затраты по уплате пени за несвоевременную оплату по договору, поскольку указанные затраты документально подтверждены."

Резолютивная часть решения объявлена 8 октября 2008 г.
В полном объеме решение изготовлено 10 октября 2008 г.
Арбитражный суд Алтайского края в лице судьи Т.Р., при личном ведении протокола судебного заседания, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "С", г. Барнаул, Алтайского края к инспекции Федеральной налоговой службы по Индустриальному району г. Барнаула о признании Решения N РА-0034-13 от 02.07.2008 г. недействительным в части,
при участии в судебном заседании представителей сторон:
от заявителя - С.О. по доверенности от 11.08.2008 г.,
от заинтересованного лица - П.Н. по доверенности N 5 от 09.01.2008 г., П.И. по доверенности N 03-19/18166 от 15.09.2008 г.,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "С", г. Барнаул, Алтайского края (далее - заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по Индустриальному району г. Барнаула (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным Решения N РА-0034-13 от 02.07.2008 г. в части доначисления налога на прибыль 1 003 261 руб., пени 259 060 руб. и штрафа 127 438 руб.
В судебном заседании представитель заявителя настаивает на удовлетворении заявленных требований, по основаниям, изложенным в заявлении, указывает на недействительность в обжалуемой части вынесенного налоговым органом решения и его несоответствие требованиям главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации.
Представители инспекции в отзыве на заявление и в ходе судебного заседания, просят в удовлетворении заявленных требований отказать, указали, что оспариваемое решение соответствуют законодательству и не нарушает права и законные интересы налогоплательщика. Пояснили, что заключенный договор на оказание услуг по ведению налогового учета и договор аренды имущества носят формальный характер, действия налогоплательщика являются недобросовестными, обществом не доказана экономическая обоснованность и разумность понесенных расходов. По мнению налогового органа, ООО "С" и ООО "Ст." являются взаимозависимыми лицами, а отношения между ними влияют на условия и экономические результаты их деятельности.
Выслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, суд пришел к следующим выводам.
Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах, правильности исчисления и своевременности уплаты их уплаты.
По окончании проверки составлен Акт N АП-0034-13 от 28.04.2008 г., в котором отражены установленные проверкой нарушения налогового законодательства (л.д. 11 - 38, т. 1).
По результатам рассмотрения акта проверки заместителем начальника инспекции принято Решение N РА-0034-13 от 02.07.2008 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Не согласившись частично с вынесенным налоговым органом решением, налогоплательщик обратился в суд с настоящим заявлением.
Согласно статье 247 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций прибылью, в силу главы 25 Налогового кодекса РФ, признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с указанной главой НК РФ.
В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 указанного Кодекса).
Условия включения затрат в состав расходов, уменьшающих полученные доходы, предусмотрены статьей 252 Налогового кодекса РФ, согласно положениям которой для признания затрат расходами в целях налогообложения они должны соответствовать трем следующим условиям: быть обоснованными, документально подтвержденными и произведенными для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
Под обоснованными расходами (затратами) понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.
Подпунктом 49 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией отнесены и другие расходы.
Судом установлено, что обществом и ООО "Ст." заключен договор на выполнение работ и оказание услуг от 01.04.2004 г. В соответствии с пунктом 1.1 договора ООО "Ст." приняло на себя обязательство по ведению налогового учета ООО "С". Общество представило в материалы дела указанный договор, дополнительные соглашения к нему, акты выполненных работ, отчеты по договору и платежные поручения, подтверждающие оплату оказанных по договору услуг. Налоговый орган претензий к оформлению указанных документов не имеет и не опровергает факт оплаты обществом полученных услуг.
В соответствии со статьей 313 Налогового кодекса РФ налогоплательщики исчисляют налоговую базу по итогам каждого отчетного (налогового) периода на основе данных налогового учета.
Порядок ведения налогового учета устанавливается налогоплательщиком в учетной политике для целей налогообложения, утверждаемой соответствующим приказом (распоряжением) руководителя. Налоговые и иные органы не вправе устанавливать для налогоплательщиков обязательные формы документов налогового учета.
Согласно пункта 1.2, представленных заявителем Положений об учетной политике на 2004 - 2006 годы, (л.д. 118, 120, 122, т. 1) налоговый учет может осуществляться как главным бухгалтером, так и с привлечением сторонних организаций (специалистов). Таким образом, возможность привлечения сторонних организаций для ведения налогового учета предусмотрена учетной политикой налогоплательщика.
Доказательств возложения этой же обязанности на главного бухгалтера предприятия налоговым органом не представлено. Обязанность по ведению налогового учета на главного бухгалтера не возложена и Федеральным Законом "О бухгалтерском учете" N 129 ФЗ от 21.11.1996 г.
Следовательно, вывод налогового органа о наличии обязанности у ООО "С" по самостоятельному ведению налогового учета не основан на нормах действующего законодательства. Заключение данного договора не противоречит статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой закреплен принцип свободы договора.
Ссылка налогового органа на нецелесообразность и отсутствие необходимости в заключении таких договоров на договора (л.д. 31 - 45, т. 2) судом во внимание не принимается, поскольку предметом указанных договоров является проведение работ по обслуживанию программного продукта "1 С: Предприятие 7.7, представление услуг по защите информации и передачи данных в налоговые органы с использованием телекоммуникационных каналов и аудит бухгалтерской отчетности. Таким образом, указанные договора не содержат обязательств данных контрагентов заявителя по ведению у него налогового учета и не дублируют предмет договора от 01.04.2004 г., заключенного между ООО "С" и ООО "Ст.".
Арбитражный суд исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ представленные в материалы дела доказательства, установил, что общество фактически пользовалось услугами ООО "Ст.", реально понесло расходы на их оплату, при этом данные расходы были направлены на нормальное функционирование общества как налогоплательщика, в связи с чем, пришел к выводу, что указанные расходы были правомерно учтены обществом при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.
Суд считает, что экономическая обоснованность расходов определяется не фактическим получением дохода в конкретном налоговом (отчетном) периоде, а целевой направленностью на получение дохода в результате всей хозяйственной деятельности налогоплательщика, в связи с чем довод налогового органа об экономической неоправданности затрат является необоснованным.
Необоснованными, по мнению суда, являются и выводы налогового органа об искажении обществом внереализационных расходов, в которые была включена пеня за ненадлежащее исполнение обязательств ООО "С" по договорам от 01.04.2004 г.
В соответствии с заключенными договорами между ООО "С" и ООО "Ст." установлена ответственность ООО "С" за просрочку исполнения обязанностей по оплате за каждый день просрочки платежа из расчета 22% годовых от неоплаченной суммы. В связи с невыполнением обязательств по договору ООО "Ст." предъявило ООО "С" пени.
Налогоплательщиком в качестве обоснованности включения во внереализационные расходы сумм признанных пеней за неисполнение договорных обязательств были представлены копии писем ООО "Ст." с расчетом пени на сумму 291 315 руб., о чем указано в отзыве и обжалуемом решении налогового органа (л.д. 55, 91, т. 1).
По мнению инспекции, в договорах установлен неоправданно высокий процент пени - 22%, в то время как согласно статье 395 Гражданского кодекса РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму этих средств в размере учетной ставки банковского процента на день исполнения денежного обязательства.
Вышеизложенное, по мнению инспекции, свидетельствует о том, что данная сделка не имеет экономической обоснованности и направлена только на увеличение расходов в целях уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль.
В соответствии со статьями 330, 331 Гражданского кодекса РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.
Соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке.
Как следует из условий договоров, заключенных заявителем, в них предусмотрена ответственность в виде неустойки.
Согласно подпункта 13 пункта 1 статьи 265 Налогового кодекса РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба.
С учетом изложенного, суд считает, что включение заявителем во внереализационные расходы пени за несвоевременную оплату по заключенным договорам является правомерным.
Согласно пункту 1 статьи 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. Одновременно пунктом 2 статьи 20 НК РФ установлено, что суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 НК РФ.
Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.12.2003 N 441-О указал, что в ходе рассмотрения дела, касающегося законности и обоснованности вынесения налоговым органом решения о доначислении налогоплательщику налога и пеней, арбитражный суд может признать лица взаимозависимыми и по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 статьи 20 НК РФ, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). Однако это право может быть использовано судом лишь при условии, что эти основания указаны в других правовых актах, а отношения между этими лицами объективно могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг), в том числе в случаях совершения хозяйственным обществом сделок с заинтересованными лицами, признаваемыми таковыми законом.
Признание лиц взаимозависимыми дает налоговому органу право проверять правильность применения цен по сделкам при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов и доначислять налоги и пени при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 статьи 40 НК Российской Федерации.
В пункте 3 статьи 40 НК РФ указано, что, если цена товаров, работ, услуг, примененная сторонами сделки, являющимися взаимозависимыми лицами, отклоняется в сторону повышения или понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ, услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы, услуги.
В обжалуемом решении налоговый орган не указал и не доказал в нарушение положений статей 65 и 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каким образом факт взаимозависимости о наличии которой заявляет инспекция, повлиял на заключенные между названными юридическими лицами сделки. В деле нет сведений об использовании инспекцией права, предоставленного подпунктом 1 пункта 2 статьи 40 НК РФ, проверки правильности применения сторонами цен по сделкам.
Факт признания на основании статьи 20 НК РФ хозяйствующих субъектов взаимозависимыми лицами сам по себе не может являться основанием для не принятия расходов по налогу на прибыль, так как последствия признания лиц взаимозависимыми для целей налогообложения перечислены в статье 40 Налогового кодекса РФ.
Непосредственное и (или) косвенное участие одной организации в другой организации без доказательств объективного влияния этих организаций на результат проведенной ими хозяйственной операции по реализации товаров, не может служить основанием для признания поведения участников сделки недобросовестным.
Налоговый орган не представил доказательств наличия у налогоплательщика при заключении и исполнении сделок с контрагентом умысла, направленного на получение необоснованной налоговой выгоды; создание противоправных схем, заключение фиктивных сделок и расчетов в рамках этих сделок.
При вынесении решения о привлечении общества к налоговой ответственности налоговым органом не учтено следующее.
Пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации установлена ответственность налогоплательщиков за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия).
Буквальное толкование названной нормы свидетельствует о том, что ответственность за неуплату (неполную уплату) налога наступает не только в результате неправомерных действий налогоплательщика, повлекших занижение налогооблагаемой базы, но и вследствие неправомерного бездействия, выразившегося в неисполнении обязанности по перечислению в бюджет обязательных платежей в установленные сроки.
Вместе с тем из анализа статей 106, 109 Налогового кодекса Российской Федерации, а также правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Определениях от 04.07.2002 г. N 202-О и от 18.06.2004 N 201-О следует необходимость установления вины налогоплательщика для привлечения его к ответственности в силу прямого предписания статей 106 и 109 Кодекса. Таким образом, отсутствие вины при нарушении обязательств в публично-правовой сфере является одним из обстоятельств, исключающих применение санкций, поскольку свидетельствует об отсутствии состава правонарушения. В связи с привлечением налогоплательщиков к ответственности за нарушение налоговых обязательств суд, исходя из принципов состязательности и равноправия сторон, не может ограничиться формальной констатацией лишь факта нарушения этих обязательств, не выявляя иные, связанные с ним обстоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов.
Судом установлено и подтверждается материалами дела, что в решении налогового органа в качестве основания для привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения указана не уплата налога на прибыль. Однако, из указанного решения неясно, какие виновные неправомерные действия (бездействие) самого налогоплательщика повлекли неуплату указанного налога, не изложены обстоятельства налогового правонарушения, отсутствуют сведения о вине налогоплательщика.
В этой связи суд считает, что неуплата налога сама по себе не является достаточным доказательством наличия состава налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.
Налоговый орган документально не подтвердил вину налогоплательщика и обстоятельства налогового правонарушения, а также не доказал наличие оснований для взыскания налоговых санкций.
Обязанность по доказыванию соответствия ненормативного правового акта закону и иному нормативному акту возлагается согласно статье 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на налоговый орган.
Налоговым органом не представлены доказательства, позволяющие с достоверностью установить соответствие решения в обжалуемой части налоговому законодательству.
Совокупность установленных судом по настоящему делу обстоятельств является достаточным основанием для удовлетворения заявленных требований. Оспариваемое решение в обжалуемой части не соответствует нормам главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации и нарушает права заявителя.
Расходы по уплате государственной пошлины в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на налоговый орган, поскольку Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит положений, предусматривающих освобождение государственных органов, органов местного самоуправления, от уплаты государственной пошлины при совершении процессуальных действий по делам, по которым данные органы выступали в качестве ответчика.
Руководствуясь статьями 27, 29, 65, 110, 167 - 170, 176, 197 - 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд,

решил:

заявленные требования удовлетворить.
Признать недействительным Решение N РА-0031-13 от 02.07.2008 г. инспекции Федеральной налоговой службы по Индустриальному району г. Барнаула вынесенное в отношении Общества с ограниченной ответственностью "С", г. Барнаул, Алтайского края в части доначисления налога на прибыль 1 003 261 руб., пени 259 060 руб. и штрафа 127 438 руб. как не соответствующие требованиям статей 100, 101, 106 - 108 и главе 25 Налогового кодекса Российской Федерации.
Взыскать с инспекции Федеральной налоговой службы по Индустриальному району г. Барнаула в пользу Общества с ограниченной ответственностью "С", г. Барнаул, Алтайского края, ИНН 2222043584, 3 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в месячный срок со дня его принятия.

Наверх